Интервью с деканом Факультета аспирантуры и магистратуры МАРХИ О.Д. Бреславцевым

Три года назад Московский архитектурный институт успешно перешел на трехступенчатую систему образования. Профессор, декан ФАМ МАРХИ Олег Диомидович Бреславцев рассказал о том, как сегодня реализована и существует магистратура МАРХИ.

Читать далее »

Для многих слова бакалавриат и магистратура остаются довольно загадочными, и хотелось бы побольше узнать, чем современная форма обучения отличается от привычной пятилетней подготовки специалистов?

Во-первых, магистратура появилась относительно недавно, лет 20 с небольшим. В некоторых западных странах принята так называемая трехступенчатая система образования, которая постепенно перекочевала в российские вузы; сегодня она существует в том числе в МАРХИ. Первая ступень – это бакалавры, подготовка которых у нас происходит в течение пяти лет. Это фундаментальная подготовка, для того чтобы стать архитектором. Человек с дипломом бакалавра тоже может стать архитектором, и если судить по старым меркам, то это квалифицированный техник-архитектор. Раньше мы выпускали специалиста за шесть лет, теперь того же специалиста примерно с тем же набором предметов выпускаем за пять лет. После бакалавриата люди могут поступить на вторую ступень, в магистратуру, еще поучиться плюс два года.

Теоретический смысл магистра в том, что, в большей степени, имеется прицел на научную или исследовательскую работу, которой не хватало в образовании специалиста. Делалась реальная, дипломная, выпускная, проектная работа, и к ней сопровождалась некая пояснительная записка со смежными разделами. Времена меняются, информации все больше, сейчас требуются новые мысли, новые предложения. Просто так родиться они не могут, нужна теоретическая база, обоснование словесной модели, словесной программы того, что в результате превратится в проект. И вот для этого, начиная с первого курса магистратуры, практически с шестого курса, человек выбирает себе исследовательское направление, тему своей работы в магистратуре, занимается ею на протяжении двух лет и на базе этих исследований в конце концов делает дипломный проект.

Их может быть два типа, а то и три. Один тип – это теоретическая магистерская диссертация, а другой тип – проектный, то есть результатом диплома является архитектурный проект плюс обоснование его программы. Умение сочетать исследование и умение делать из него соответствующие выводы – это и заложено в смысл подготовки в магистратуре. Магистратура, таким образом, это вторая ступень высшего образования. Третья ступень – это аспирантура.

В магистратуру МАРХИ могут поступать не только бакалавры, имеющие диплом архитектурного вуза, но формально все, кто имеет вообще диплом бакалавра. Это может быть и медик, и зоотехник, и юрист, кто угодно. Это непривычная для нас модель, которая родилась из размышлений неблизко связанных с профессией людей, но такая министерская установка существует. По сути человек, закончивший среднюю школу, получивший аттестат зрелости, может поступать в любой вуз. Точно также и здесь, считается, что бакалавр – это общая подготовка, после которой можно выбрать себе специальность.

Но тем не менее вступительные экзамены в магистратуру – их в МАРХИ три – заточены на то, чтобы проверить уровень подготовки, соответствующий уровню архитектурного бакалавра. Один из них – письменная работа, сочинение или эссе на заданную тему, где человек должен проявить знание предмета, содержащее те теоретические программы, которые он должен был получать в архитектурном бакалавриате. Второй экзамен – уже профессиональный; короткий проект, показывающий, как студент умеет быстро среагировать на заданную программу, проявить мастерство, оригинальность, словом, все те требования, которыми мы оцениваем наши студенческие проекты. Ну и третий – это творческие работы, так называемое портфолио.

А какое у студентов должно быть портфолио к моменту поступления в магистратуру?

Это их архитектурные проекты, которые они где-то делали, творческие работы, показывающие умение рисовать, живописать, владение компьютером. Если это архитектурный бакалавр, то туда попадают курсовые проекты, плюс часто ребята участвуют в конкурсах, часто они их выигрывают, и в архитектурных, и в творческих, – то, что заложено в содержание подготовки архитектора. В том числе всякое творческое рукоделие, та же скульптура, та же живопись – то, что человек считает нужным предъявить. И вот этот набор, эта тетрадка портфолио, она оценивается наряду со сданными экзаменами, и по совокупности трех этих предметов и выводится проходная или непроходная оценка.

В связи с тем, что все бакалавры могут поступать в архитектурную магистратуру, стоит иногда вопрос, насколько возможно, допустим, ветеринару сдать этот экзамен. Бывают случаи, что человек, имея какую-то подготовку, склонности, параллельно со своей учебой в неархитектурном вузе каким-то образом касался этой профессии. Иногда кое-кто может поступить. Не говоря о том, что социология очень близка к тому, чем в своих программных исследованиях занимается архитектор. Искусствоведы, юристы (в части, касающейся, положим, градостроительного права). Не только специализированные архитекторы, но и прочие граждане, имеющие склонности, способности, на экзамене должны быть выявлены к архитектурной профессии.

Связаны ли перемены в системе образования с разработкой и утверждением ФГОС 3+++? Был ли вынужден МАРХИ подстраиваться и приспосабливаться к этому стандарту, перерабатывая свои программы?

Естественно. Причем этот стандарт не единственный, их несколько и немножко по-разному устроенных. И под каждый стандарт приходится формально переделывать форматы дисциплин, которые преподаются.

Стандарт – это закон, это образовательное требование, которое предъявляется к учебе, но внутри этого стандарта программы, большая их часть, набираются самим вузом в той последовательности и в том объеме, который вуз считает возможным. Стандартом вводится такое понятие, как кредиты. Это единицы, которых в семестре должно быть набрано не менее 30. За 4 семестра студент-магистр должен получить не менее 120 учебных, зачетных единиц, так называемых кредитов, которые он закрывает разным набором предметов. Есть некоторая возможность сделать свой собственный выбор, составить индивидуальную программу: то есть дается несколько обязательных предметов, а дальше предлагается выбрать индивидуально, скажем, можешь заниматься больше экономикой, или конструкциями, или специализированными предметами, которые позволяют эти единицы набрать.

Расскажите, пожалуйста, поподробнее о модульной системе.

Модульная система – форма тоже не новая. Традиционная форма – это учебный год, в учебном году есть два семестра и два контрольных этапа: зимняя сессия и летняя, где сдаются экзамены, подводятся итоги года. Но некоторый смысл есть в том, чтобы сделать в семестре еще промежуточный контроль, то есть в привычном понимании сессия будет не один раз в семестр, а два. Вот этот набор предметов, которые идут уже не по семестрам, а по промежуткам и есть те самые модули. Набирается активный интенсивный модуль, который проходится за 2-2,5 месяца, и ведется он не привычные 2 часа лекций в неделю, а 4, а то и 6. Так, за эти два месяца дается возможность получить базовую подготовку по предмету. Параллельно идут и непрерывные дисциплины, длительность которых от начала и до конца семестра. Эти модули или, будем говорить, пачки предметов, которые в промежутке, и есть та самая модульная система.

Для чего она строится? Для того чтобы перейти к следующей, более сложной профессиональной дисциплине, нужно получить достаточный набор сведений или знаний. Например, прежде чем научиться играть на музыкальном инструменте, нужно выучить гаммы. То же самое и здесь – дается набор предметов и потом, пользуясь этим набором, человек переходит на второй модуль и продолжает заниматься уже на более подготовленном уровне.

Как помочь студенту выбрать тему магистерской диссертации? Можно ли менять тему? Бывали ли такие случаи?

Работа ведется с двух сторон. Во-первых, у нас есть 12 специализированных или выпускающих кафедр. И каждая из них теоретически должна иметь свою научную школу; каждый заслуженный профессор или научный руководитель магистрантами тоже занимается более-менее узкой проблемой, несмотря на широту всей проблематики в целом. И кафедры заранее, в рамках этих научных школ или своей узкой специализации готовят не совсем конкретные названия темы, а предлагают направления, в которых нуждается и кафедра, и которыми интересно заниматься поступающим в магистратуру.

Так, магистрант теоретически должен приходить в магистратуру, имея приблизительное желание, чем он там будет заниматься. А потом с помощью собеседования, кафедры, предлагаемого перечня тем коллективно выбирается руководитель, которому интересно заниматься этой темой и который интересен магистранту, заинтересованному в данной теме. Совместными усилиями формулируется уже и название той темы, которая будет. Естественно, это согласовывается в самом начале учебного года для людей, которые поступили в магистратуру. Рекомендация: за первые две недели после начала занятий на первом году человек должен выбрать себе тему, утвердить ее на кафедре и руководителя, которого кафедра ему предложит и назначит. Иногда, проучившись некоторое время, человек убеждается, что ему не подходит тема для исследования. Есть возможность эту тему поменять вплоть до того, чтобы поменять и кафедру, и руководителя, но это не как правило, а, скорее, как возможное исключение. Чаще в таких случаях тема остается той же самой, но приобретает формы, с которыми справится лучше другая кафедра или другой руководитель. Допустим, человек занимается проектированием какого-то общественного пространства на кафедре «Общественных зданий», а все это выливается в парк, сквер, зеленые территории, которые ближе на «Ландшафтном дизайне». По мере созревания темы она сама диктует, куда дальше плыть.

Справедливо ли говорить, что студенты в основном хотят пойти в магистратуру после бакалавриата?

В основном хотят. Но пока еще у нас был специалист, который три года назад перестал выпускаться, последний выпуск специалистов тоже мог поступать в магистратуру – почти никто из наших, мархишных, не захотел. Поэтому в том наборе оказалось довольно большое количество людей, закончивших неархитектурные институты или иногородний архитектурный факультет или вуз. Поэтому некоторая разница подготовки, привычная нам, мархишникам, ощущалась. Вот последний выпуск бакалавров показал, что довольно большое количество мархишников хотят дальше учиться в магистратуре.

Какие преимущества есть у сегодняшних магистров и бакалавров перед вчерашними выпускниками специалитета?

Такие преимущества есть в связи с тем, что не так давно, помимо образовательного стандарта, по всем профессиям придуман профессиональный стандарт, где изложены условия, права, потребности, предъявляемые к выпускникам-магистрам и бакалаврам. И там учитывается, что карьерного и профессионального роста у магистра несколько больше возможностей, чтобы заниматься соответствующие уровни, должности и так далее. Скажем, чтобы архитектор с дипломом бакалавра стал главным архитектором проекта, ему не менее пяти лет нужно отстажироваться, а для магистра достаточно двух-трех. Конечно, все не так жестко, как в армейском уставе, но тем не менее преимущества эти изложены в профессиональном архитекторском стандарте. Поэтому такой интерес к поступлению в магистратуре.

Второе обстоятельство, что все-таки люди, имеющие склонность и желание к научной работе, получают больше возможностей для самореализации. Не так часто люди, закончившие аспирантуру за три года, успевали завершить свою кандидатскую работу. А если к этому пристегнуть двухлетнюю магистратуру, то срок написания кандидатской диссертации уже не три года, а пять лет. И заранее имеющий научную склонность человек имеет ввиду дальнейшее продолжение учебы в аспирантуре, которое будет заканчиваться его научной квалификацией. Однако положительно занятие наукой для каждого магистранта вне зависимости от склада его ума. Если целенаправленно с разной степенью трудности человек занимается наукой, публикациями, то это воспитывает и тренирует мозги в правильном, научном направлении.

Не произошло ли ущемления практической стороны в образовательном процессе из-за увеличения исследовательской составляющей?

Нет. Человек учится семь лет. Практическая сторона довольно весомая, продолжительная. И параллельно с научной работой идет и практическая сторона – проектирование. Что у нас, архитекторов, и есть основная часть профессиональной работы. Она не утрачивается, а всячески поддерживается, чтобы ее ни в коем случае не стало меньше.

Еще одно обстоятельство в отличие от предыдущего специалиста – в магистратуре есть большие возможности для самостоятельной работы. Более 50% отводится на самостоятельную работу студентов. Мы пытаемся строить расписание так, чтобы в учебной неделе было как минимум два дня для библиотечной, самостоятельной или просто исследовательской работы, где нет аудиторных лекционных курсов, где магистранты работают дома, и потом отчитываются. У бакалавра таких свободных дней нет. Бакалавр учится в вузе очно 6 дней в неделю.

В таких условиях нужны какие-то невероятные способности для самоорганизации…

Это тоже подготовка к проектной деятельности. Когда человек с дипломом идет на работу, то у него работа в большей степени самостоятельная, чем чья-то под диктовку. Это постепенно приближается к тому, чтобы работать с летающей в воздухе информацией, соответственно организовываться. Поначалу кто-то даже думал, вот, у меня два выходных дня, но нет, это такая же учебная работа, с той же самой загрузкой, с теми же самыми способами контроля.

Магистранты совмещают учебу с работой в проектных организациях?

Совмещают. С той или иной степенью успешности, но попытка того, чтобы себя трудоустраивать есть. Когда был опрос несколько лет тому назад, ребята высказывали свои мнения и предложения по организации учебы в магистратуре, девочка написала: «Когда я поступала в магистратуру, думала, что у меня будет возможность активно работать в проектной организации, но вы составили расписание таким образом, что у меня нет никакой возможности работать в организации». Но это уже отклонение от нормы. В учебной программе есть практики. И практики преддипломные, и производственные в проектных организациях, близких к теме. Многие ребята пытаются найти себе место по потребности – это непросто – где-то в рамках выбранной ими темы, направления научной работы.

По прошествии трех лет существования магистратуры в МАРХИ видна ли разница между прошлым выпускником-специалистом и сегодняшним дипломированным магистрантом?

Нельзя сказать, что что-то бросается в глаза, если смотреть поверхностно. По содержанию – это другой вопрос. Мы с преподавателями кафедр видим некоторые изменения. Словесные портреты архитектора-специалиста и магистра с виду несильно разнятся, но форма меняется. Во-первых, у магистра тетрадка в полкило исписанной бумаги – теоретические исследования, чего у специалиста не было. Во-вторых, в экспозиции, это не просто проект (план, фасад, разрез, картинки), а половина экспозиции посвящена как раз таблицам, исследованиям, вывод из которых и есть та самая программа, на базе которой делается уже индивидуальный проект каждого из магистров. Более того, у бакалавра на весь поток идет один и тот же перечень основных предметов по проектированию. А магистр каждый делает свой проект индивидуально. И по названию, и по содержанию. Еще одно обстоятельство. Не будет допущен к защите магистрант, у которого нет публикаций. Этим они озабочены и активно участвуют в печати в разной форме: статьи в журналах, участие в нашей научной конференции.

Изменения происходят каждый год, хотя на первый взгляд они могут быть не совсем заметны. К примеру, за последние лет 20 большая часть работы была выполнена вручную. Появилась возможность пользоваться техникой очень мощной, сейчас практически никто вручную ничего не разукрашивает.

Это плохо?

По-разному. Утрачивается рукодельное мастерство, чувство всяких тонкостей графических, приобретается общий какой-то настрой. Есть мнение, что это вредно. Но от этого никуда не денешься, это время пришло. А во-вторых, никто на практике не работает без скоростной техники. Вручную это и трудоемко, и никто не понимает. Есть некоторые конторы, которые считают, что архитектура – это искусство, и всячески поддерживают рукодельность. Есть американские фирмы, которые чуть больше платят людям, которые умеют работать вручную. Ну, это уже свое творческое лицо мастерской, вот мы этим пользуемся, мы этим от всех отличаемся, вот у нас такая красота. Однако реальность такова, что в подавляющем большинстве если человек не умеет пользоваться высокоскоростной техникой, на работе он не нужен.

Другими словами, прогресс не стоит на месте, и в МАРХИ, сохраняя верность традициям классической архитектурной школы, происходят постепенные, своевременные изменения, идущие в ногу со временем.