Интервью профессора МАРХИ Ю.Е. Ревзиной о жизни и творческом пути Э.И. Тотлебена

В 2018 году исполнилось 200 лет со дня рождения выдающегося  выдающегося российского военного инженера, героя обороны Севастополя и Русско-турецкой войны, строителя грандиозных русских крепостей Эдуарда Ивановича Тотлебена (1818-1884).  О его жизни и творческом пути рассказывает профессор МАРХИ Юлия Евгеньевна Ревзина.

Дни науки – 2018. Интервью с проректором по научной работе МАРХИ Г.В. Есауловым

Георгий Васильевич Есаулов, проректор по научной работе Московского архитектурного института (государственной академии), академик РААСН и заместитель председателя оргкомитета Международной научно-практической конференции в МАРХИ, ответил, что заключено в понятии «среда жизнедеятельности»,  рассказал о предстоящей конференции и уровне академической науки в МАРХИ.

Читать далее »

Георгий Васильевич, начнем с вопроса, ставшего традиционным, однако не теряющего актуальности: что включает в себя тема научной конференции в МАРХИ 2018 года?

Тема конференции, как мне представляется, это обобщение усилий нескольких лет обсуждения различных аспектов проектной деятельности, эксплуатации тех или иных объектов. Сегодня становится очевидным известное давно в архитектуре и в градостроительстве представление о том, что важен не отдельный объект –  сам по себе, а совокупность объектов в реальном мире, в природном окружении, которая и создает среду жизнедеятельности человека.  И поэтому в этом году мы попытались обозначить эту интегральную целеустановку на формирование именно среды жизнедеятельности как результат усилий очень многих специалистов самых разных направлений, в том числе архитекторов, градостроителей, инженеров, строителей, дизайнеров.

Как в выставках, предваряющих Дни науки, нашли отражение эти установки?

Выставки, которые подготовлены к конференции, с одной стороны, развивают тематику пленарного заседания, а с другой, посвящены отчетной составляющей наших Дней науки. Например, выставка «Публикации педагогов и студентов – 2017»: мы впервые решили показать в форме реально представленных монографий, учебных пособий, научных статей, обзоров статей, то что опубликовано нашим академическим сообществом, включающим и известных ученых, и начинающих исследователей, в виде экспонатов в витринах. Выставки раскрывают и проблематику, напрямую определенную темой пленарного заседания. В Белом зале размещена выставка ряда лучших работ студентов бакалавриата на тему «Реновация московских кварталов». Там есть некоторые примеры и по другим городам, но в основном все же интерес студентов и педагогов был сосредоточен на проблемах обновления московской застройки. Можно выделить среди представленных проектов три направления участия педагогов и студентов в разрешении этой проблемы: первое – студентам была предложена та или иная концепция педагога. Второй вариант – студент разрабатывает свою концепцию, а консультантом выступает педагог. И третий – это сотворчество педагога и студента, когда мы видим, как проблема обновления районов пятиэтажной застройки решается (и в основном это характерно для предложений студентов МАРХИ) не тотальным сносом всей застройки, а сочетанием новой застройки с сохраняемой пятиэтажной, естественно, реконструируемой, обновляемой, что, с одной стороны, способствует поддержанию уже сложившегося человеческого масштаба среды районов Москвы, а с другой – вносит интересные идеи по освоению ландшафта, по его насыщению. Наиболее ярко просматриваемая тенденция – это насыщение ландшафтными композициями, природными линиями, зелеными и водными поясами внутри квартальной застройки. Думаю, что это вызовет большой интерес – параллельно идущая работа, осуществляемая профессионалами по реновации московских территорий жилых районов и разработка идей студентами МАРХИ, которые тоже высказались убедительно, оригинально на эту же тему.

Еще две небольшие выставки – московская тематика, но в экоаспекте – «Экобудущее Москвы». Это клаузуры, выполненные студентами бакалавриата под руководством профессора Благовидовой Натальи Георгиевны. Несколько подходов, дающих возможность вернуть природу в город, а также избавить город от жесткости и агрессивности, которой обладают районы, лишенные естественного природного озеленения, цветочных композиций. Как это встроить в город, как создать гармонию природы и городской застройки – может, это будет ландшафт на крышах многоэтажных зданий, может, это будет в благоустройстве улиц и набережных Москвы.

Есть еще одна выставка, которая традиционна для Московской архитектурной школы, это некая ретроспектива проектов, в основном дипломных, выполненных студентами МАРХИ 30-х, 40-х – 60-х, 90-х годов. Мы видим, как меняется отношение архитектора от единичного объекта – великолепно встроенного в окружающую среду – до решения многофункционального комплекса в реальной среде жизнедеятельности человека. Эта выставка подготовлена сотрудниками музея Московской архитектурной школы.

Полагаю, что выставки представляют большой интерес не только для студентов, педагогов МАРХИ, но и для всех москвичей. Я уверен, что среди участников конференции будут представители многих других архитектурных школ, им тоже будет интересно всё это увидеть.

Сегодня всё больше звучит словосочетание «среда жизнедеятельности» и в профессиональном архитектурном сообществе, и на федеральном градостроительном уровне. Не уступает ли первенство архитектура в значении для города?

Нет теоретически четкого и однозначно воспринимаемого сегодня определения, что такое архитектурная среда. Когда мы обращаемся к понятию «среда жизнедеятельности», мы в большей степени подчеркиваем важность архитектуры для каждого человека, для всего живого на нашей планете. Потому что среда жизнедеятельности, это не только здания, сооружения, это и состояние окружающей среды в зависимости от того, насколько оно комфортно и безопасно для человека, для его пребывания. Это в том числе очень важный для горожанина контакт с природой; разрабатываются возможности сохранить ее в городе, возродить реки и ручьи, помочь птицам и домашним животным. В работах наших студентов, представленных на выставках, есть проекты по восстановлению московских рек, русел, ручьев, их встройке в среду, которую нельзя назвать только архитектурной. Это сочетание природы и архитектуры. Можно ли их разделить? В каких-то аналитических целях, проектных это возможно, чтобы лучше понимать задачи, которые решаются при проектировании, градостроительном прогнозировании, но в жизни мало кто из нас отделяет среду архитектурную в целом от среды, в которой мы пребываем. Войдя в здание, выйдя из него, войдя в сквер, вряд ли мы отмечаем для себя разделение этих сред. Именно интегральное понимание в целом того, что окружает человека, сегодня выходит на первый план. И с этим принципиально связана концепция устойчивого развития – сохранение чистой воды, ясного неба, возможность видеть природу, чувствовать ее… Существуют исследования, показывающие, что офисные сотрудники, имеющие возможность видеть в окно природу, имеют производительность более высокую, чем те, кто видит лишь здания и сооружения. Сами принципы устойчивого развития диктуют необходимость поиска гармоничного встраивания архитектурных форм в природную среду, в сложившуюся историческую застройку.

На Вашем профессиональном пути Вы стали свидетелем, участником множества научных конференций. На Ваш взгляд, каковы особенности у Дней науки МАРХИ?

Мне кажется, что у всех много общего. Симпозиум, конференция, семинар – это обмен знаниями, это стремление ознакомить с новыми результатами исследований, утвердиться в чем-то или наоборот быть опровергнутым – это основная базовая составляющая. Явно выраженных отличий между научными мероприятиями я не вижу, уж слишком общая у них основа: цель – новые знания.  В чем отличие нынешних наших Дней науки? Впереди множество заседаний – а они у нас двух типов: научные секции и заседания круглых столов. И если научная секция идет в режиме обсуждения похожей тематики, может быть, это историческая проблематика, может, типологическая или проблемы архитектурного образования, то круглые столы ориентированы на междисциплинарные дискуссии. Существенная особенность нашей конференции этого года также в том, что большое участие принимает корпус исследователей – магистрантов. Количество магистрантов в МАРХИ сегодня около 400. Они создают новое, предпроектное или проектное знание. Они учатся увидеть проблему, поставить задачи, понять, что необходимо сделать. Архитектурное и градостроительное проектирование сейчас все больше и больше становятся наукоемкими областями. Без научного осмысления решить задачи обеспечения будущего среды, ее успешного функционирования, невозможно. Мы должны думать о прогнозировании, моделировании, о сценариях развития. Если в бакалавриате студенту дается задание на проектирование, то в магистратуре студент сам разрабатывает задание на проектирование и экспериментально ищет способы его осуществления – таков путь подготовки магистерской диссертации. В магистратуре сегодня рождается будущее среды жизнедеятельности.

Дни науки в МАРХИ набирают обороты, и с каждым годом участников становится все больше. Считаете ли Вы это позитивной динамикой? И если да, то как удается сохранять баланс количества и качества? И побуждает ли наплыв авторов создавать новые инструменты для качественного отбора?

Если мы говорим о самой конференции, то основным критерием является научная новизна. Естественно, что первые шаги по участию в конференции студенты делают, будучи еще на уровне бакалавриата. Статус участников нынешней конференции разнообразен, в их числе много студентов второго и пятого курсов бакалавриата. Перед ними стоят разные рубежи: первые будут выбирать кафедру, на которой начнется профилизация, а вторые или будут идти в магистратуру, или завершат на уровне бакалавриата свое высшее образование. А что касается магистратуры, то сюда пришли люди, ставящие перед собой цель научно-проектного поиска; и это объясняется уже самим порогом поступления – поступающие выполняют проектную клаузуру и пишут эссе на предложенную тему. Это обязательный фильтр, предполагающий демонстрацию навыков изложения своей проектной мысли, и своей идеи письменно в форме текста. Это первая стадия вхождения в науку – она определяется уже на уровне экзамена. Но, кончено же, даже проявив себя оригинально или достойно на экзамене, не так просто получить новое знание, которое и является одной из задач магистратуры – научить архитектора, градостроителя, дизайнера работать с массивом информации, выявлять проблемы, которые существуют в отрасли, находить пути их решения. Поэтому количество участников для нас не самоцель. Отбор идет постоянно, он проходит несколько этапов, и когда доходит до завершающего – публикация в сборнике «Труды МАРХИ», – количество участников сокращается в разы, в 5-7 раз от первого числа представивших тезисы для публикации.

Количество участников конференции в данном случае определяется и возможностью опубликовать свои разработки. Считаю, что может быть несколько путей для этого: это сборники трудов магистрантов, которые также могут обобщать результаты работ по отдельным направлениям, и я не исключаю, что это ход для будущих наших шагов. Сегодня мы разрабатываем идею выявления наиболее актуальных задач в архитектуре, и в градостроительстве дизайне и инженерном их сопровождении; это могут быть и типологические, и общетеоретические, и реальные проектные, вызванные сложившейся той или иной ситуацией. Эти проблемы кафедры, научные школы МАРХИ выявляют сейчас в виде узловых, над их разрешением будут работать коллективы магистрантов разных кафедр. Возможно, что по этой обобщенной проблематике и нужно, и можно будет издавать сборники трудов, которые будут включать и теоретические обоснования, заявляемые сегодня и представленные в виде тезисов, и проектно-экспериментальные решения. Таким образом, мы будем создавать некий сценарий решения проблем, разработки, которые, я уверен, будут востребованы и практикой, и станут этапом в развитии архитектуры на уровне участия академической науки в решении задач практики.

Дни науки – 2018. Интервью с заведующим кафедрой «Дизайн архитектурной среды», профессором А.В. Ефимовым

О чем можно будет услышать на круглом столе «Базовые ориентиры средового творчества», который состоится 4 апреля в рамках Дней науки в МАРХИ; почему сегодня в архитектурном сообществе всё больше звучит словосочетание «архитектурная среда» – об этом и многом другом рассказал заведующий кафедрой «Дизайн архитектурной среды», доктор архитектуры, профессор Андрей Владимирович Ефимов.

Читать далее »

Андрей Владимирович, расскажите, пожалуйста, какие темы будут подняты на вашем круглом столе?

Начнем с того, что заглавная тема конференции имеет прямую взаимосвязь с названием нашего круглого стола, – «Базовые ориентиры средового творчества» – ведь ключевое слово и там, и здесь – среда. Речь идет не только об архитектуре как явлении; среда сегодня выступает как объект проектирования, как огромный культурный, пространственный феномен. Архитектура становится элементном среды; к этой установке человечество приходит все решительнее.

Что касается предстоящих тем докладов, то, помимо студентов, будут выступления представителей профессии, архитекторов и преподавателей из разных городов, разных педагогических школ. Очень много тем об учебно-педагогическом аспекте.

У нас есть доклады по различным регионам, например, многих сейчас интересует северная тематика. Ей уделяется большое внимание в связи с освоением Российской Федерацией северных регионов, тема Арктики все больше звучит. Скажем, одна моя аспирантка занимается темой светоцветовой организации среды в городе Якутске.

Часть вопросов связана с общественным интерьером; также впереди беседы об идентификации города, его понимании, его самостоятельности, особости.

Какие компоненты включает в себя архитектурная среда?

В первую очередь – это здания и сооружения. Затем городской дизайн, это малые формы, мощение, элементы природы, разумеется, сами люди, движение, колористика среды и ее световое прочтение в темное время суток.

Я ни в коем случае не хочу принизить архитектуру, но архитектурная среда – это то пространство, которое оживает с архитектурой, малыми формами, элементами природы и всем, что нас вообще окружает в жизни. Поэтому это объект очень сложный и методически мы еще не очень привыкли выстраивать методику его проектирования. Мы работаем над этим, нашей кафедре в этом году исполняется 30 лет, но у нас в институте очень твердые традиции проектирования отдельных объектов. Например, жилой дом, завод, школа. Жилье, промышленные объекты или общественные здания – театры, концертные залы и другие отдельные объекты, однако во всех постановлениях, во всех решениях уже на правительственном уровне все чаще слышится словосочетание «городская среда», в которой живет человек. А это значит должны учитываться и пластика, и художественные особенности, и вечерний образ этой среды – мы должны думать о вечернем освещении, а это совершенно другой образ этой среды.

Москва – это все же довольно северный город, и особенно зимой половину времени мы проводим в темном времени суток. Архитектурное освещение крайне важно: как ведет себя архитектурная среда в это время.

До сих пор к этой проблеме сохраняется традиция второстепенного отношения и в нашем МАРХИ. Я говорил об этом со многими архитекторами, которые отвечали: я проектирую здание. Я делаю архитектуру. Но какая может быть архитектура ночью? В темноте? В темноте ничего не читается. Надо эту пластику показать, однако вечернее освещение идет снизу, совершенно меняя пластику фасада, которая выстроена по логике солнечного света. Это проблема, которая сейчас все более становится очевидной. И на Западе у каждого солидного архитектора есть свой светодизайнер. А также есть колор-дизайнер, который дирижирует колористкой архитектуры и всего города – какой должен быть город, светлый, темный, в теплой гамме или холодной, – он решает эти проблемы.

Каково, на Ваш взгляд, влияние научной конференции на образовательный процесс, на студентов в частности?

Участие в конференции, несомненно, расширяет их кругозор. Думаю, что темы среды особенно, многогранности среды как явления. Повторюсь, речь не просто о строительстве объекта, что является само по себе самостоятельной, почетной, замечательной задачей, но и о существовании некого освоенного пространства, в котором эти объекты живут. Как результат – студент смотрит немного другими глазами на свой объект в среде, – не только на нем сосредотачивается. Мы часто ставим перед студентом такие задачи, когда он проектирует конкретный объект или в конкретном историческом окружении, или в среде новых районов; такие средовые условия радикально отличаются друг от друга. И как вписать новый объект в эту среду – то ли по аналогии, то ли по контрасту – это очень важный творческий вопрос.

И в целом мы стали шире смотреть на архитектуру. И появление понятия архитектурной среды значительно расширило объект, который нас интересует, профессиональный средовой объект. Все вокруг больше и больше ориентируется на человека. Ведь в философском смысле, одежда – первая оболочка человека, интерьер – вторая, а архитектура – третья. Это словно кожа человека, он в ней существует. И потому дискурс о развитии архитектурной среды в контексте повышения качества жизни имеет огромные перспективы.

Дни науки – 2018. Интервью с Е.В. Малой: о круглом столе «Конвергенция наук в архитектуре и градостроительстве»

В преддверии международной научно-практической конференции «Наука, образование и экспериментальное проектирование», которая состоится в Московском архитектурном институте (государственной академии) в апреле, канд. архитектуры, доцент кафедры «Градостроительство» МАРХИ, член союза архитекторов и руководитель одного из круглых столов Елена Владимировна Малая рассказала о том, чего ждать от предстоящих Дней науки.

Читать далее »

Елена Владимировна, тема конференции в этом году звучит как «Среда жизнедеятельности». Расскажите, пожалуйста, какое отражение она нашла в темах докладов вашего круглого стола?

Начнем с того, что по сути вопросы среды жизнедеятельности – это вопросы качества жизни человека, материальной среды, его окружающей, словом, основополагающие вопросы, которыми мы задаемся в архитектуре. Наш круглый стол озаглавлен как «Конвергенция наук в архитектуре и градостроительстве». Здесь мы говорим о слиянии истории, современности, поисков ответов, что мы должны сделать не только чтобы лучше жить, но и получать эстетическое наслаждение от улиц, городов, чтобы люди получали удовольствие, идя по городу.

К примеру, мы будем рассказывать о конкурсном проекте реабилитации реки Темерник на юге России, эта река были уничтожены химией и отходами, а теперь разработан план восстановления, будут организованы парки, гостиничные комплексы, – так происходит возрождение городских пространств (Подробнее по ссылке). Также мы говорим о реабилитации промышленных зданий.

Подобно Винзаводу или «Красному Октябрю»?

Не только. Будут рассмотрены возможности для сохранения архитектурного наследия, оснащения их не только торговыми площадями, но и обучающими центрами, учебными комплексами, а также и запуска производства, чтобы люди могли жить и работать.

Принимают ли участие в конференции гости из других вузов или мы услышим только мархишников?

Будет много интересных людей. Много иностранцев. Будет студентка, которая проходит обучение в магистратуре в Корее, окончив бакалавриат МАРХИ; приедут гости из Македонии, Албании, Сирии, Эфиопии. Мы услышим их доклады о восстановлении Пальмиры, Дамаска, строительстве храма в Эфиопии. Будут подняты проблемы социального жилья для малообеспеченных, в том числе так остро стоящая сегодня проблема мигрантов. Вдобавок выступят докладчики из Государственного университета по землеустройству, Российской международной академии туризма; очень ощущается, что люди приходят не для отчетности, а именно для общения и обмена опытом.

Также будет выступление профессора из Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского, он специализируется на пожаробезопасности зданий. И хотя эта область не имеет отношения напрямую к архитектуре, в своей работе архитекторы непременно должны быть образованы и в этом аспекте.

На Ваш взгляд, что интересует сегодня студентов больше всего?

В первую очередь – это освоение новых информационных технологий, программ, компьютерных график и техники. Особенно ярко это проявилось в процессе работы над нашим совместным проектом со студентами из Берлинского технического университета, мы вместе принимали участие в градостроительном форуме «Архитектура – Инженерия – Ландшафт исторических городов», прошедшем в Рыбинске пару лет назад (в прошлом году он состоялся в Крыму); мы писали вместе научные статьи, исследовали памятники архитектуры (Подробнее по ссылке). Так вот самое важное в их работе – это техника; они используют ручные 3D-сканеры, выстраивающие трехмерное изображение объекта, и потом посредством wi-fi информация передается на компьютер с необходимым программным обеспечением. В нашем образовательном процессе весьма желательно добавить использование такого оборудования. Нельзя не отметить, что благодаря поддержке друзей, нашего ректора и проректора по развитию, удалось создать этот форум, это большое событие для нас.

Чем, по Вашему мнению, полезно студентам участие в научной конференции?

Недостаток нашей системы образования – в отсутствии обязательных программ, курсов по актерскому мастерству, а для архитектора уметь выступать на публике – один из важнейших навыков. Поэтому участие в конференции для студентов – это огромный шаг в развитии не только с точки зрения просветительской, но и в плане умения красиво говорить; это счастье, что у них есть такая возможность. Ребята по десять раз репетируют речь, продумывают не только ее, но и одежду, прическу, словом, все выступление до мелочей, – а затем блистают перед коллегами. И студенты, не принявшие участие в конференции, смотрят на выступающих, чувствуют желание оказаться с ними в одном ряду и тоже задумываются о выступлении уже на будущий год. В этом есть очевидная позитивная динамика.

Интервью с деканом Факультета аспирантуры и магистратуры МАРХИ О.Д. Бреславцевым

Три года назад Московский архитектурный институт успешно перешел на трехступенчатую систему образования. Профессор, декан ФАМ МАРХИ Олег Диомидович Бреславцев рассказал о том, как сегодня реализована и существует магистратура МАРХИ.

Читать далее »

Для многих слова бакалавриат и магистратура остаются довольно загадочными, и хотелось бы побольше узнать, чем современная форма обучения отличается от привычной пятилетней подготовки специалистов?

Во-первых, магистратура появилась относительно недавно, лет 20 с небольшим. В некоторых западных странах принята так называемая трехступенчатая система образования, которая постепенно перекочевала в российские вузы; сегодня она существует в том числе в МАРХИ. Первая ступень – это бакалавры, подготовка которых у нас происходит в течение пяти лет. Это фундаментальная подготовка, для того чтобы стать архитектором. Человек с дипломом бакалавра тоже может стать архитектором, и если судить по старым меркам, то это квалифицированный техник-архитектор. Раньше мы выпускали специалиста за шесть лет, теперь того же специалиста примерно с тем же набором предметов выпускаем за пять лет. После бакалавриата люди могут поступить на вторую ступень, в магистратуру, еще поучиться плюс два года.

Теоретический смысл магистра в том, что, в большей степени, имеется прицел на научную или исследовательскую работу, которой не хватало в образовании специалиста. Делалась реальная, дипломная, выпускная, проектная работа, и к ней сопровождалась некая пояснительная записка со смежными разделами. Времена меняются, информации все больше, сейчас требуются новые мысли, новые предложения. Просто так родиться они не могут, нужна теоретическая база, обоснование словесной модели, словесной программы того, что в результате превратится в проект. И вот для этого, начиная с первого курса магистратуры, практически с шестого курса, человек выбирает себе исследовательское направление, тему своей работы в магистратуре, занимается ею на протяжении двух лет и на базе этих исследований в конце концов делает дипломный проект.

Их может быть два типа, а то и три. Один тип – это теоретическая магистерская диссертация, а другой тип – проектный, то есть результатом диплома является архитектурный проект плюс обоснование его программы. Умение сочетать исследование и умение делать из него соответствующие выводы – это и заложено в смысл подготовки в магистратуре. Магистратура, таким образом, это вторая ступень высшего образования. Третья ступень – это аспирантура.

В магистратуру МАРХИ могут поступать не только бакалавры, имеющие диплом архитектурного вуза, но формально все, кто имеет вообще диплом бакалавра. Это может быть и медик, и зоотехник, и юрист, кто угодно. Это непривычная для нас модель, которая родилась из размышлений неблизко связанных с профессией людей, но такая министерская установка существует. По сути человек, закончивший среднюю школу, получивший аттестат зрелости, может поступать в любой вуз. Точно также и здесь, считается, что бакалавр – это общая подготовка, после которой можно выбрать себе специальность.

Но тем не менее вступительные экзамены в магистратуру – их в МАРХИ три – заточены на то, чтобы проверить уровень подготовки, соответствующий уровню архитектурного бакалавра. Один из них – письменная работа, сочинение или эссе на заданную тему, где человек должен проявить знание предмета, содержащее те теоретические программы, которые он должен был получать в архитектурном бакалавриате. Второй экзамен – уже профессиональный; короткий проект, показывающий, как студент умеет быстро среагировать на заданную программу, проявить мастерство, оригинальность, словом, все те требования, которыми мы оцениваем наши студенческие проекты. Ну и третий – это творческие работы, так называемое портфолио.

А какое у студентов должно быть портфолио к моменту поступления в магистратуру?

Это их архитектурные проекты, которые они где-то делали, творческие работы, показывающие умение рисовать, живописать, владение компьютером. Если это архитектурный бакалавр, то туда попадают курсовые проекты, плюс часто ребята участвуют в конкурсах, часто они их выигрывают, и в архитектурных, и в творческих, – то, что заложено в содержание подготовки архитектора. В том числе всякое творческое рукоделие, та же скульптура, та же живопись – то, что человек считает нужным предъявить. И вот этот набор, эта тетрадка портфолио, она оценивается наряду со сданными экзаменами, и по совокупности трех этих предметов и выводится проходная или непроходная оценка.

В связи с тем, что все бакалавры могут поступать в архитектурную магистратуру, стоит иногда вопрос, насколько возможно, допустим, ветеринару сдать этот экзамен. Бывают случаи, что человек, имея какую-то подготовку, склонности, параллельно со своей учебой в неархитектурном вузе каким-то образом касался этой профессии. Иногда кое-кто может поступить. Не говоря о том, что социология очень близка к тому, чем в своих программных исследованиях занимается архитектор. Искусствоведы, юристы (в части, касающейся, положим, градостроительного права). Не только специализированные архитекторы, но и прочие граждане, имеющие склонности, способности, на экзамене должны быть выявлены к архитектурной профессии.

Связаны ли перемены в системе образования с разработкой и утверждением ФГОС 3+++? Был ли вынужден МАРХИ подстраиваться и приспосабливаться к этому стандарту, перерабатывая свои программы?

Естественно. Причем этот стандарт не единственный, их несколько и немножко по-разному устроенных. И под каждый стандарт приходится формально переделывать форматы дисциплин, которые преподаются.

Стандарт – это закон, это образовательное требование, которое предъявляется к учебе, но внутри этого стандарта программы, большая их часть, набираются самим вузом в той последовательности и в том объеме, который вуз считает возможным. Стандартом вводится такое понятие, как кредиты. Это единицы, которых в семестре должно быть набрано не менее 30. За 4 семестра студент-магистр должен получить не менее 120 учебных, зачетных единиц, так называемых кредитов, которые он закрывает разным набором предметов. Есть некоторая возможность сделать свой собственный выбор, составить индивидуальную программу: то есть дается несколько обязательных предметов, а дальше предлагается выбрать индивидуально, скажем, можешь заниматься больше экономикой, или конструкциями, или специализированными предметами, которые позволяют эти единицы набрать.

Расскажите, пожалуйста, поподробнее о модульной системе.

Модульная система – форма тоже не новая. Традиционная форма – это учебный год, в учебном году есть два семестра и два контрольных этапа: зимняя сессия и летняя, где сдаются экзамены, подводятся итоги года. Но некоторый смысл есть в том, чтобы сделать в семестре еще промежуточный контроль, то есть в привычном понимании сессия будет не один раз в семестр, а два. Вот этот набор предметов, которые идут уже не по семестрам, а по промежуткам и есть те самые модули. Набирается активный интенсивный модуль, который проходится за 2-2,5 месяца, и ведется он не привычные 2 часа лекций в неделю, а 4, а то и 6. Так, за эти два месяца дается возможность получить базовую подготовку по предмету. Параллельно идут и непрерывные дисциплины, длительность которых от начала и до конца семестра. Эти модули или, будем говорить, пачки предметов, которые в промежутке, и есть та самая модульная система.

Для чего она строится? Для того чтобы перейти к следующей, более сложной профессиональной дисциплине, нужно получить достаточный набор сведений или знаний. Например, прежде чем научиться играть на музыкальном инструменте, нужно выучить гаммы. То же самое и здесь – дается набор предметов и потом, пользуясь этим набором, человек переходит на второй модуль и продолжает заниматься уже на более подготовленном уровне.

Как помочь студенту выбрать тему магистерской диссертации? Можно ли менять тему? Бывали ли такие случаи?

Работа ведется с двух сторон. Во-первых, у нас есть 12 специализированных или выпускающих кафедр. И каждая из них теоретически должна иметь свою научную школу; каждый заслуженный профессор или научный руководитель магистрантами тоже занимается более-менее узкой проблемой, несмотря на широту всей проблематики в целом. И кафедры заранее, в рамках этих научных школ или своей узкой специализации готовят не совсем конкретные названия темы, а предлагают направления, в которых нуждается и кафедра, и которыми интересно заниматься поступающим в магистратуру.

Так, магистрант теоретически должен приходить в магистратуру, имея приблизительное желание, чем он там будет заниматься. А потом с помощью собеседования, кафедры, предлагаемого перечня тем коллективно выбирается руководитель, которому интересно заниматься этой темой и который интересен магистранту, заинтересованному в данной теме. Совместными усилиями формулируется уже и название той темы, которая будет. Естественно, это согласовывается в самом начале учебного года для людей, которые поступили в магистратуру. Рекомендация: за первые две недели после начала занятий на первом году человек должен выбрать себе тему, утвердить ее на кафедре и руководителя, которого кафедра ему предложит и назначит. Иногда, проучившись некоторое время, человек убеждается, что ему не подходит тема для исследования. Есть возможность эту тему поменять вплоть до того, чтобы поменять и кафедру, и руководителя, но это не как правило, а, скорее, как возможное исключение. Чаще в таких случаях тема остается той же самой, но приобретает формы, с которыми справится лучше другая кафедра или другой руководитель. Допустим, человек занимается проектированием какого-то общественного пространства на кафедре «Общественных зданий», а все это выливается в парк, сквер, зеленые территории, которые ближе на «Ландшафтном дизайне». По мере созревания темы она сама диктует, куда дальше плыть.

Справедливо ли говорить, что студенты в основном хотят пойти в магистратуру после бакалавриата?

В основном хотят. Но пока еще у нас был специалист, который три года назад перестал выпускаться, последний выпуск специалистов тоже мог поступать в магистратуру – почти никто из наших, мархишных, не захотел. Поэтому в том наборе оказалось довольно большое количество людей, закончивших неархитектурные институты или иногородний архитектурный факультет или вуз. Поэтому некоторая разница подготовки, привычная нам, мархишникам, ощущалась. Вот последний выпуск бакалавров показал, что довольно большое количество мархишников хотят дальше учиться в магистратуре.

Какие преимущества есть у сегодняшних магистров и бакалавров перед вчерашними выпускниками специалитета?

Такие преимущества есть в связи с тем, что не так давно, помимо образовательного стандарта, по всем профессиям придуман профессиональный стандарт, где изложены условия, права, потребности, предъявляемые к выпускникам-магистрам и бакалаврам. И там учитывается, что карьерного и профессионального роста у магистра несколько больше возможностей, чтобы заниматься соответствующие уровни, должности и так далее. Скажем, чтобы архитектор с дипломом бакалавра стал главным архитектором проекта, ему не менее пяти лет нужно отстажироваться, а для магистра достаточно двух-трех. Конечно, все не так жестко, как в армейском уставе, но тем не менее преимущества эти изложены в профессиональном архитекторском стандарте. Поэтому такой интерес к поступлению в магистратуре.

Второе обстоятельство, что все-таки люди, имеющие склонность и желание к научной работе, получают больше возможностей для самореализации. Не так часто люди, закончившие аспирантуру за три года, успевали завершить свою кандидатскую работу. А если к этому пристегнуть двухлетнюю магистратуру, то срок написания кандидатской диссертации уже не три года, а пять лет. И заранее имеющий научную склонность человек имеет ввиду дальнейшее продолжение учебы в аспирантуре, которое будет заканчиваться его научной квалификацией. Однако положительно занятие наукой для каждого магистранта вне зависимости от склада его ума. Если целенаправленно с разной степенью трудности человек занимается наукой, публикациями, то это воспитывает и тренирует мозги в правильном, научном направлении.

Не произошло ли ущемления практической стороны в образовательном процессе из-за увеличения исследовательской составляющей?

Нет. Человек учится семь лет. Практическая сторона довольно весомая, продолжительная. И параллельно с научной работой идет и практическая сторона – проектирование. Что у нас, архитекторов, и есть основная часть профессиональной работы. Она не утрачивается, а всячески поддерживается, чтобы ее ни в коем случае не стало меньше.

Еще одно обстоятельство в отличие от предыдущего специалиста – в магистратуре есть большие возможности для самостоятельной работы. Более 50% отводится на самостоятельную работу студентов. Мы пытаемся строить расписание так, чтобы в учебной неделе было как минимум два дня для библиотечной, самостоятельной или просто исследовательской работы, где нет аудиторных лекционных курсов, где магистранты работают дома, и потом отчитываются. У бакалавра таких свободных дней нет. Бакалавр учится в вузе очно 6 дней в неделю.

В таких условиях нужны какие-то невероятные способности для самоорганизации…

Это тоже подготовка к проектной деятельности. Когда человек с дипломом идет на работу, то у него работа в большей степени самостоятельная, чем чья-то под диктовку. Это постепенно приближается к тому, чтобы работать с летающей в воздухе информацией, соответственно организовываться. Поначалу кто-то даже думал, вот, у меня два выходных дня, но нет, это такая же учебная работа, с той же самой загрузкой, с теми же самыми способами контроля.

Магистранты совмещают учебу с работой в проектных организациях?

Совмещают. С той или иной степенью успешности, но попытка того, чтобы себя трудоустраивать есть. Когда был опрос несколько лет тому назад, ребята высказывали свои мнения и предложения по организации учебы в магистратуре, девочка написала: «Когда я поступала в магистратуру, думала, что у меня будет возможность активно работать в проектной организации, но вы составили расписание таким образом, что у меня нет никакой возможности работать в организации». Но это уже отклонение от нормы. В учебной программе есть практики. И практики преддипломные, и производственные в проектных организациях, близких к теме. Многие ребята пытаются найти себе место по потребности – это непросто – где-то в рамках выбранной ими темы, направления научной работы.

По прошествии трех лет существования магистратуры в МАРХИ видна ли разница между прошлым выпускником-специалистом и сегодняшним дипломированным магистрантом?

Нельзя сказать, что что-то бросается в глаза, если смотреть поверхностно. По содержанию – это другой вопрос. Мы с преподавателями кафедр видим некоторые изменения. Словесные портреты архитектора-специалиста и магистра с виду несильно разнятся, но форма меняется. Во-первых, у магистра тетрадка в полкило исписанной бумаги – теоретические исследования, чего у специалиста не было. Во-вторых, в экспозиции, это не просто проект (план, фасад, разрез, картинки), а половина экспозиции посвящена как раз таблицам, исследованиям, вывод из которых и есть та самая программа, на базе которой делается уже индивидуальный проект каждого из магистров. Более того, у бакалавра на весь поток идет один и тот же перечень основных предметов по проектированию. А магистр каждый делает свой проект индивидуально. И по названию, и по содержанию. Еще одно обстоятельство. Не будет допущен к защите магистрант, у которого нет публикаций. Этим они озабочены и активно участвуют в печати в разной форме: статьи в журналах, участие в нашей научной конференции.

Изменения происходят каждый год, хотя на первый взгляд они могут быть не совсем заметны. К примеру, за последние лет 20 большая часть работы была выполнена вручную. Появилась возможность пользоваться техникой очень мощной, сейчас практически никто вручную ничего не разукрашивает.

Это плохо?

По-разному. Утрачивается рукодельное мастерство, чувство всяких тонкостей графических, приобретается общий какой-то настрой. Есть мнение, что это вредно. Но от этого никуда не денешься, это время пришло. А во-вторых, никто на практике не работает без скоростной техники. Вручную это и трудоемко, и никто не понимает. Есть некоторые конторы, которые считают, что архитектура – это искусство, и всячески поддерживают рукодельность. Есть американские фирмы, которые чуть больше платят людям, которые умеют работать вручную. Ну, это уже свое творческое лицо мастерской, вот мы этим пользуемся, мы этим от всех отличаемся, вот у нас такая красота. Однако реальность такова, что в подавляющем большинстве если человек не умеет пользоваться высокоскоростной техникой, на работе он не нужен.

Другими словами, прогресс не стоит на месте, и в МАРХИ, сохраняя верность традициям классической архитектурной школы, происходят постепенные, своевременные изменения, идущие в ногу со временем.

 

Состоялся День открытых дверей в МАРХИ

В воскресенье, 23 апреля 2017 года в МАРХИ состоялся День открытых дверей. Перед гостями выступили представители ректората, профессоры и преподаватели кафедр МАРХИ, а также члены приемной комиссии.

Читать далее »

Проректор МАРХИ по учебной работе, профессор Афанасьев А.К. поприветствовал собравшихся и представил членов президиума. Академик РААСН, проректор по научной работе МАРХИ, профессор Есаулов Г.В. произнес вступительную речь, рассказав об истории академии и задачах архитектуры в современном мире, перспективах для абитуриентов, выбирающих МАРХИ в качестве высшей школы, и ожиданиях от нового поколениях будущих студентов. Декан вечернего отделения МАРХИ, к.н., доцент Жук П.М. изложил специфику очно-заочной формы обучения, широко осветив требования к поступающим и детали зачисления. Председатель приемной комиссии МАРХИ Цыбайкин А.А. озвучил ключевые положения по приему 2017 года касательно организации набора студентов, количества мест для приема и дат экзаменов. Заведующие кафедр рассказали о предстоящих абитуриентам экзаменах, представители приемной комиссии осветили детали проведения вступительных испытаний.

По итогам мероприятия профессор Афанасьев А.К. резюмирует: «Все прошло, как и планировалось. Мы остались довольны организацией. По примерным подсчетам МАРХИ посетило более 500 человек. Экспозиционно абитуриентам были представлены стенды с подробными данными о подготовительных курсах, приемной комиссии, кафедрах «Дизайна архитектурной среды», «Рисунка» и «Начертательной геометрии». Справочные стенды и раздаточные материалы о подготовительных курсах и кафедрах в полной мере обеспечили абитуриентов необходимой информацией. Нам задавали много вопросов из зала. В целом присутствующих интересовали особенности поступления в 2017 году, как будут проходить вступительные экзамены, в каких числах, какие нужны документы».

Подробнее о приеме и вступительных испытаниях можно узнать на странице приемной комиссии.

     

 

День открытых дверей в МАРХИ

Приглашаем на День открытых дверей в Красный зал и фойе МАРХИ в воскресенье, 23 апреля 2017 года.

Накануне Дня открытых дверей проректор МАРХИ по учебной работе, почетный член Российской академии художеств, профессор Афанасьев Алексей Константинович осветил ключевые моменты предстоящего события.

«День открытых дверей – это знакомство будущих студентов с вузом: с его историей и перспективами, задачами и планами, с организацией учебного процесса. Особое внимание уделяется рассказу о правилах, условиях и особенностях приема.

Поступление в МАРХИ обладает определенной спецификой: недостаточно просто прийти и послушать, чтобы поступить. Помимо основных государственных экзаменов у нас предусмотрены дополнительные испытания творческой и профессиональной направленностей. Так наш контингент абитуриентов – как правило или будущие или уже настоящие слушатели различных форм довузовской подготовки.

В этот день мы стараемся показать отдельные аспекты деятельности института в виде выставок, их можно будет увидеть в фойе. Также предполагается выдача раздаточного материала приемной комиссией.

В Красном зале состоится непосредственно встреча преподавательского состава МАРХИ с абитуриентами. Традиционно открывает мероприятие кто-то из наших проректоров, следом выступает секретарь приемной комиссии; деканы рассказывают о формах обучения (очной, очно-заочной). Руководители структур довузовской подготовки рассказывают о возможностях своих подразделений, служб, заведующие кафедрами сообщают об особенностях проведения вступительных экзаменов. В заключении выступлений гостей смогут задать вопросы».

Участие могут принять все желающие. Приглашаем и ждем!

Интервью академика Есаулова Г.В.

На пороге открытия Дней науки и Международной научно-практической конференции в МАРХИ проректор МАРХИ по научной работе, академик РААСН Есаулов Георгий Васильевич рассказал о научных результатах МАРХИ за минувший год, месте науки в высшем образовании сегодня и своих ожиданиях от нового поколения будущих специалистов.

— Георгий Васильевич, расскажите, пожалуйста, о теме предстоящей конференции.

— В этом году мы не изменяем традиции, сформированной нами ранее, – стремиться следовать тематике объявленного президентом Российской Федерации в стране года.
2017-й – Год экологии, Год особо охраняемых природных территорий. Обе темы тесно связаны между собой и очень важны для развития архитектуры, градостроительства, дизайна.

Читать далее »

В этом контексте мы провели ряд конкурсов. Студенческий – это конкурс клаузур «Единицы экологического равновесия (территориально-планировочные образования)», в котором участвовали студенты 4-го курса факультета бакалавриата. Все, кто придет на конференцию – студенты МАРХИ и других вузов, – смогут увидеть работы победителей. Второе мероприятие, раскрывающее образы природы, архитектуры и их взаимодействие, – выставка работ победителей фотоконкурса «Архитектура в природе. Природа в архитектуре». Так мы наглядно заявляем тематику. Она пройдет через заседание многих секций, круглых столов, пронизывая всю содержательную структуру нашей конференции. Это то, что отличает конференцию 2017 года от предшествующих.Нам очень важно и приятно, что в конкурсах участвовало большое количество студентов, педагогов, выразив свои взгляды, свое понимание этих проблем.И на пленарном заседании у нас запланированы два доклада: «Особо охраняемые природные территории в условиях современного мегаполиса» доцента МАРХИ Е.С. Ожеговой и «Возможности малой солнечной энергетики в России» профессора МАРХИ М.С. Мягкова. Это научный взгляд на ту же проблематику, но уже своего рода аналитический, обзорный подход к возможности участия архитектора в решении экологических задач. Мы полагаем, что на заседаниях секций и круглых столов также будут подняты актуальные вопросы, которые получат затем свое воплощение в студенческих проектах и исследованиях педагогов МАРХИ.

— В программе пленарного заседания заявлено Ваше выступление. О чем будет Ваш доклад?

— Традиционно сложилось, что на каждой научной конференции мы подводим итоги научной деятельности предшествующего года – это наше видение, чем мы занимались, что удалось сделать. И я хочу представить результаты и поговорить об их значении.

Сегодня научная деятельность все больше востребована в высшем образовании, и если раньше мы относились к ней как к чему-то второстепенному, то сегодня без развития науки в сферах, которыми занят архитектор, градостроитель, дизайнер, невозможно найти решение задач, стоящих реально перед современной практикой. Потому уже на уровне бакалавриата начинается подход к изучению основ научной деятельности. В магистратуре она составляет основное содержание. Многие задачи, решаемые сегодняшним архитектором, градостроителем, – это задачи, без преувеличения, проектирования будущего. Чтобы спроектировать будущее, нужно не только уметь фантазировать, воплощать свои идеи, нужно понимать, чего ждет человечество, население того или иного города, поселка, деревни; чего ждет, чем живет, как видит свое будущее. Такой форсайт проектирования, где много участников, но воплощение пространственных идей все-таки зависит от архитектора. И именно научное предвидение, социальное прогнозирование, социальное проектирование становятся неотъемлемой частью деятельности архитектора и градостроителя. Обучить этому, освоить методы, позволяющие этим заниматься, – наша задача. Конечная цель, разумеется, – получение новых результатов. Так, магистратура сегодня, реализуемая в МАРХИ, это очень мощный инструмент, который позволит заглянуть в будущее и действительно соединить вот эту прогнозную составляющую с проектной. Потому и доклад назван «МАРХИ: от научных поисков к экспериментальным разработкам».

Видимо, это сейчас наиболее плодотворная и эффективная по своим будущим результатам сфера деятельности в высшей школе, дающая возможность, с одной стороны, образовательного и воспитательного начала, использования его в подготовке, а с другой – научного поиска. Интеграция происходит как раз в магистратуре. Мы полагаем, что магистерские диссертации на протяжении буквально следующих лет станут открытием того, как будет развиваться наша городская среда и система расселения, что будет происходить со зданиями, как будут меняться их типы, что будет ярко представлено в жизни городов, так называемых общественных пространств, о которых сегодня все больше и больше говорят. Это то, что мы видим, в чем мы живем. По существу, это территории социального партнерства. Какими им быть – во многом зависит от нас, архитекторов, градостроителей, предлагающих конкретные решения, а заинтересованы в этом все горожане.

— Какие темы сегодня занимают студентов? О чем они больше всего говорят?

— Я думаю, что на студенческом уровне мы можем видеть, как постепенно человечество переходит в новую фазу развития, новую стадию – информационное общество. О молодежи, конечно, лучше могут сказать представители самой молодежи; я, скорее, выражу свое видение. Мне кажется, именно информационные технологии составляют сегодня очень важную часть жизнедеятельности, быта молодого населения. Насколько здесь положительного, насколько сложного, неоткрытого еще, пока судить сложно. Это первое поколение, которое живет в другой информационной среде. Предшествующие поколения не имели такого опыта и поэтому неудивительно, что молодые люди уверенней, смелей обращаются со «средой гаджетов», чем их родители, бабушки и дедушки. И увлеченность информационной составляющей жизни так или иначе скажется на быту, предпочтениях, вкусах. Я придерживаюсь той точки зрения, что сегодня исключительное значение могут иметь так называемые системы «умных» объектов: «умный» дом, «умный» город, – я прогнозирую дальше – «умная» система расселения, о чем писал в своих статьях. И мне кажется, что молодежь будет осуществлять именно эту линию. Они очень увлечены сегодня виртуальным моделированием, виртуальными технологиями, возможностями изменения среды жизнедеятельности благодаря удаленному доступу, фрилансу, благодаря тому, что умные системы управляют городами, жизнью и так далее. Но сохраняется интерес и к традиционным формам искусства. У нас институт, где искусство, наука, техника очень тесно переплетены, поэтому думаю, что в каждой ипостаси этого традиционного сочетания они находят интерес. Ну а поскольку у нас очень талантливые студенты, то мы каждый день ждем открытий.

— И на темах, которые они выбирают, это тоже, конечно, сказывается…

— Безусловно. Темы могут быть традиционные, но видение этих тем все время обновляется. И в этом исключительная роль школы как сочетания традиций и новаторства. Это вечная проблема – сочетание истории и современности.

— Как Вы уже говорили сегодня, научная конференция – результат работы за год огромного коллектива, студентов, педагогов. И вопрос к Вам достаточно глобальный. Как Вы оцениваете уровень научной квалификации участников? Как Вы оцениваете то, что было достигнуто за минувший год?

— Здесь спектр и квалификаций, и достижений очень разный. Мне кажется, что одним из важнейших достижений является публикация серии книг в рамках сотрудничества МАРХИ и Уральской горно-металлургической компании. Книги, опубликованные «Архитектурой С» – издательством, с которым сотрудничает институт, – по своей сути, по содержанию являются фундаментальными изданиями. Руководитель издания серии – ректор МАРХИ академик Д.О. Швидковский; в этой серии и его труды, и моя книга, и книга профессоров В.В. Кочергина и Ю.Е. Ревзиной, Д.А. Карелина. Эти издания по существу – результат многолетних научных исследований фундаментального характера, которые вносят новый вклад как в историю отечественной архитектуры, так и в оценку роли российской архитектуры в мировом историко-культурном процессе.

Другой полюс – тезисы, представленные молодыми исследователями, студентами бакалавриата, даже первокурсниками. Вероятно, для целого ряда обучающихся – это первые публикации в жизни. Это, конечно, еще начальный уровень, как бы вхождение в процесс, его понимание, но он очень важен. Без первого шага не будет и последующего. Деятельность сформировавшихся ученых и студенчества – связанные вещи.

Важна и организационная составляющая научной деятельности. Каждые пять лет команда управленцев обновляется, начиная с выборов ректора. Мы оборачиваемся назад, в ретроспективу прошедших 10 лет. За эти годы в вузовских сборниках – их было более 30 – опубликовано больше 6000 статей и тезисов докладов. Это очень серьезный вклад педагогического и студенческого коллектива МАРХИ; это наш общий вклад в развитие архитектурного образования, архитектурной науки в самых различных ее сферах. Можно говорить о большой научной победе коллектива: удалось собрать столько знаний, их обобщить, систематизировать.

Мы идем и по линии взаимодействия с другими школами. Обладая функциями ведущей архитектурной школы в России, мы ответственны за координацию научных исследований; по нашей инициативе на сайтах архитектурных школ созданы странички «Научное сообщество», где представлены публикации педагогов за прошедшие пять лет, и каждый год она обновляется. Видя эти публикации, очень легко понять, чем живут педагоги, студенты в определенной школе: понимать, чем занимаются во Владивостоке и Новосибирске, в Хабаровске и Красноярске, в Нижнем Новгороде и Самаре, Санкт-Петербурге и Москве, – это очень важно для маститых и начинающих исследователей. Там публикуются работы из ваковских изданий, изданий систем международного цитирования Scopus, Web of Science. Эта инициатива МАРХИ, безусловно, принесет плоды и будет полезна для всей высшей школы.

В рамках темы формирования единого научного пространства мы издали – я говорю мы, потому что это усилия нескольких вузов, в которых действуют или действовали диссертационные советы, – перечень диссертаций, защищенных в Российской Федерации, кандидатских и докторских за истекшие 25 лет. Набор этих диссертационных исследований очень ярко представляет научную картину, какие темы были защищены, что может быть продолжено, какие есть пути для интеграции, для параллельного исследования и взаимодействия ученых. Я считаю, что это отвечает на вопрос об уровне. Знание этого уровня позволяет его постоянно повышать. Потому наряду с тем, что мы представляем диапазон исследований, мы даем и возможные векторы их развития, тем самым формируя не только интерес к науке в нашей школе, но и с радостью сотрудничая с другими университетами России. И в этом – тоже цель нашей политики.